Педагогическая целесообразность использования коучинга в персонифицированном воспитании школьников

Автор

Евгений Николаевич Степанов,

доктор педагогических наук,

профессор, заведующий кафедрой теории и методики

 воспитания Псковского областного ИПКРО

Понятие «коучинг». Разговор о чем-то новом, не совсем известном и понятном для многих его участников, лучше начинать с определения ключевого понятия. После этого становится легче понимать друг друга в отношении предмета обсуждения.

Чаще всего для определения нового понятия используется метод изучения и анализа словарно-справочных источников и специальной литературы по рассматриваемой проблеме. К сожалению, в данном случае применение этого метода принесло нам мало пользы. Почему?

При поиске значений иностранных слов «коуч» и «коучинг» в словарно-справочных источниках мы обнаружили, что в словарях, например, в англо-русском, слово coach переводится как тренер, инструктор, учитель. Однако, по сути своей деятельности коуч имеет немало отличий от работы представителей перечисленных профессий. К примеру, тренерская работа чаще всего направлена на физическое развитие своих воспитанников, а в качестве предмета влияния коуча выступают дух, душа человека. Если учитель учит своих учеников, а инструктор их инструктирует, то специалист коучинга не пытается учить или инструктировать кого-либо. По этому поводу известный бизнес-тренер Джон Уитмор писал: «Краткий Оксфордский словарь английского языка приводит следующее определение глагола «coach» - тренировать, учить, направлять, подсказывать, снабжать фактами. Пользы от такого определения немного, ибо все это можно делать по-разному, что зачастую не имеет ничего общего с коучингом» [7, с. 16].

При изучении специальной литературы нам не удалось найти книгу и статью, где кратко, но емко и полно определяется понятие коучинга. Чаще всего это делается ярко, образно, метафорично. И создается впечатление, что коучинг прежде всего технология, искусство. Но все-таки он включает в себя не только действия, но и идеи, о которых речь пойдет в дальнейшем.

Для проводимого нами исследования в большей мере удовлетворяет определение, которое было дано Международной федерацией коучинга (ICF): «Коучингом называется процесс, построенный на принципах партнерства, который стимулирует мышление и творчество клиентов и вдохновляет их на максимальное раскрытие своего личного и профессионального потенциала» (hppt://www.icfrussia.ru/icf/etika-i-regulirovanie). Основатель Международного Эриксоновского Университета Коучинга Мэрилин Аткинсон утверждает: «Цель коучинга состоит в том, чтобы помочь человеку раскрыть его внутренний потенциал, определить свои главные ценности и видение высокой цели и научиться эффективно реализовать любые жизненные проекты, будь то освоение нового навыка, избавление от вредной привычки или запуск нового бизнеса» [3, с.4].

Если рассматривать коучинг в контексте персонифицированного воспитания школьников, то важным для нас является такое замечание М. Аткинсон: «Функция коучинга состоит в достижении и поддержке естественного потока эффективного человеческого роста» [2, с.40]. Не случайно В.Г. Гульчевская и Н.Е. Гульчевская считают коучинговый подход одним из наиболее эффективных технологических инструментов решения задач самопознания и саморазвития детей. Данный подход, по их мнению, является сущностным выражением методологии гуманистической педагогики [5, с.10]. Для нас это замечание представляется важным, так как персонифицированное воспитание детей считаем одним из видов гуманистического педагогического взаимодействия.

Основополагающие идеи коучинга. Концептуальное ядро коучинга составляют пять принципов, обоснованных и сформулированных выдающимся американским психиатром и одним из самых известных психотерапевтов XX века Милтоном Эриксоном [3, с.141-149]. Назовем и кратко их охарактеризуем.

Первый принцип: люди хороши такими, какими они есть (другая формулировка: со всеми все в порядке). Согласно взглядам М. Эриксона, его учеников и последователей, «все сущее во Вселенной просто есть, и все оно хорошо уже потому, что оно есть, потому что оно не может быть ничем иным [3, с. 142]. Они рассматривали в таком ключе даже самые «дурные» помыслы и действия, понимая и принимая их, так как они могут быть обусловлены обстоятельствами, часто независящими от данного человека.

Для них были более важными самоизменения, которые намерен осуществить человек на основе сформировавшегося положительного и отрицательного жизненного опыта. «Мы можем оценивать и извлекать урок из примеров своей жизни, тем самым продвигаясь все дальше, оттачивая свое мастерство, стремясь к более полной внутренней интеграции и целостности», - утверждает М. Аткинсон [3, с. 142].

Следует заметить, что этот принцип очень схож по духу с одним из главных положений гуманистической педагогики и психологии: безусловно положительное отношение взрослого к ребенку. Особый интерес вызывает тот смысл, который вкладывает в данное положение известный психолог Карл Роджерс. Для него безусловно положительное отношение взрослого к ребенку – это «атмосфера, которая демонстрирует: «я забочусь о тебе», а не «я буду заботиться о тебе, если ты будешь вести себя так-то и так-то» [5, с.287]. Вот так кратко и точно раскрывает американский психолог смысл этого положения. Положительное отношение педагога к каждому своему воспитаннику возможно лишь при наличии веры в ребенка, в его силы и способности. Основой такого отношения является педагогический оптимизм. Оптимистом в персонифицированном воспитании гораздо легче быть при взаимодействии педагога с успевающим учеником или хорошо воспитанным школьником, сложнее им оставаться в общении с трудным ребенком. Сложно, но необходимо. Кстати, оптимизма становится больше, если взрослый по совету К.Р. Роджерса будет рассматривать ребенка не как застывшую сущность, а как развивающееся явление [6, с.128].

Второй принцип: у каждого человека есть все необходимые ему ресурсы. М. Эриксону и его последователям присуща вера в то, что для решения фактически любых проблем и задач, возникающих в жизни, у человека имеются внутренние ресурсы. В этом многократно убеждался великий психотерапевт в своей лечебной практике, об этом свидетельствуют примеры, описанные в научной и художественной литературе, а также опыт работы специалистов коучинга, психологии и педагогики. «Естественным выводом на основе этого принципа, - пишет М. Аткинсон, - становится понимание того, что мастерство достижимо и не обязательно обладать для этого неким исключительным талантом. Если что-то достижимо в этом мире, то оно достижимо и для вас лично» [3, с. 145].

Осознание педагогом данного положения помогает ему установить более правильные и эффективные воспитательные отношения с детьми. Он в большей мере верит в возможности своих воспитанников, поддерживает проявления их инициативы, активности и самостоятельности, заботится о развитии их самопроцессов. Происходит смена стиля воспитательного взаимодействия – авторитарно-императивный сменяется гуманно-демократическим.

Третий принцип: человек делает наилучший выбор для себя из тех, что может сделать в данный момент. Опираясь на опыт и результаты исследований М. Эриксона, М. Аткинсон замечает: «Ретикулярная, эмоциональная и визуальная системы мозга дают человеку информацию для наилучшего возможного выбора… Выбор, сделанный в данный момент на основании внутренней целостности, предполагает, что каждый человек всегда действует наилучшим образом, в соответствии с доступными ему возможностями» [3, с. 145].

Такой оптимистический взгляд, очевидно, должен быть присущ не только психотерапевтам и коучам, но и педагогам-воспитателям. Тогда не понадобятся назидания, наставления, приказы детям. Лучше педагогическим работникам позаботиться о создании в воспитательном процессе ситуаций коллективного и индивидуального выбора, помогающих им в развитии своих способностей делать адекватный и продуктивный выбор.

Четвертый принцип: в основе каждого поступка (действия) лежат позитивные намерения. Данное положение можно рассматривать как продолжение и уточнение предыдущего принципа: человек, в том числе и ребенок, делая для себя наилучший выбор, исходит из позитивных намерений. Педагогу необходимо поддерживать такие намерения своего воспитанника, ибо это содействует формированию нравственной направленности поведения и деятельности растущего человека. Успешно реализовав свое позитивное намерение, ребенок и в будущем будет стремиться действовать исходя из положительных (добрых) побуждений.

Пятый принцип: перемены (изменения) не только возможны, но и неизбежны. О возможности и неизбежности изменений в человеке и его жизни вряд ли кто-то будет сомневаться. «Истина состоит в том, - констатирует М. Аткинсон, - что наш внутренний и внешний мир постоянно изменяется, и вы не можете не трансформироваться в ответ на все эти внутренние и внешние перемены» [3, с. 148]. Но она, как и М. Эриксон, не ограничивается констатацией этого положения, а считает, что более важно для изменяющегося человека ответить самому себе на следующие вопросы: становитесь ли вы тем человеком, которым хотите стать в процессе изменений? Или вы все больше становитесь тем, кем не хотели бы становиться? Живёте ли вы  руководствуясь осознанным выбором, или вами руководит случай? Приносите ли вы с годами в свою жизнь всё больше скептицизма или больше веры в себя и других? [3, с. 148]

На эти или близкие по сути вопросы должен ответить и ребёнок в процессе своего саморазвития. В получении положительных ответов на них заключается смысл персонифицированного воспитания. Однако, чтобы оно стало эффективным педагог должен овладеть технологиями персонально ориентированного воспитательного взаимодействия. К таким технологиям (средствам), безусловно, относятся приемы и методы коучинга.

Технологические аспекты коучинга. Приемы и методы коучинга целесообразно использовать на всех этапах развития персонифицированной системы воспитания ребенка. Они полезны и при проектировании системы, и на этапах ее становления и зрелости, и в завершающий период ее функционирования. Это убедительно доказала Н.И. Зарембо в ходе межрегионального научного исследования «Персонифицированная система воспитания ребенка».

Педагог-воспитатель может применять в процессе персонифицированного воспитания широкий спектр приемов и методов коучинга: «Колесо жизненного баланса»,  «Линия времени», «Стол менторов», «Стратегия Уолта Диснея», «Лента Гантта», метод глубинного слушания, шкалирование, мозговой штурм и др. В рамках одной статьи невозможно описать все перечисленные средства, поэтому остановимся только на двух наиболее важных технологических аспектах – на коуч-позиции и «сильных» вопросах.

Чтобы состоялось успешное взаимодействие с клиентом, взрослым или ребенком, специалист коучинга должен занять коуч-позицию. «Коуч-позиция – это нейтральная и не осуждающая позиция, вы ведете себя заинтересованно, и в то же время – как беспристрастный исследователь, чья личная цель участия в разговоре заключается в поддержке другого человека в том, чтобы понимать и содействовать его движению туда, куда он хочет» [4, с.4].

Занимая коуч-позицию, коуч ведет диалог с клиентом, применяя так называемые «сильные» вопросы. Опираясь на публикации о коучинге, мы систематизировали эти вопросы с помощью таблицы.

Основные «сильные» вопросы

Возможные варианты «сильных» вопросов

      I.         Чего Вы хотите?

1.    На что Вы нацелены?

2.    Каких результатов Вы хотите достичь?

3.    Куда Вы стремитесь сейчас?

    II.         Как Вы можете этого достичь?

1.   Каким образом можно этого достичь?

2.   Как это может произойти?

3.   Какие шаги необходимо предпринять, чтобы достичь желаемого?

4.   С чего можно начать реализацию плана?

  III.         Как можно углубить свою приверженность?

1.   Как можно продвинуться ещё дальше?

2.   Что нового Вы откроете для себя, достигнув этих результатов?

3.   Что изменится в Вашей жизни, когда эта цель будет достигнута?

4.   Что будет по-другому?

  IV.         Как Вы узнаете, что достигли желаемого результата?

1.    Как Вы поймёте, когда цель будет полностью достигнута?

2.    Когда Вы сможете уверенно сказать, что проект полностью завершен?

3.  Как Вы узнаете о том, что работа завершена?

 

     В своих работах М. Аткинсон называет основные характеристики «сильных» вопросов и правила их использования (основные характеристики коуч-позиции). Они следующие:

  • основываются на искренней заботе и желании помочь человеку получить то, чего он хочет;
  • звучат ясно и четко (чем меньше слов, тем сильнее вопрос) и формулируются так, чтобы пробудить внутренний гений;
  • задаются теплым тоном голоса, при хорошем взаимопонимании, чтобы человек чувствовал, что его уважают, ему верят и о нем заботятся;
  • поддерживают радостное настроение, подключая внутренние ресурсы, а не защитные механизмы;
  • требуют времени на обдумывание и поэтому часто сопровождаются паузой, следующей за вопросом;
  • составляются так, чтобы направлять человека к тому, чего он хочет, вместо того чтобы оглядываться назад и искать оправданий или объяснений;
  • поддерживают целостность и соединенность с ценностями;
  • создают ясность цели и направление движения;
  • дают силу и ясность для принятия решений;
  • задействуют разные перспективы восприятия, чтобы дать человеку мудрость для видения большой целостной картины и показать таким образом путь, которым следует двигаться вперед;
  • помогают мыслить системно и расширяют охват мышления;
  • развивают концентрацию и ясность, ведут к состоянию сильной вовлеченности [1, с.62-63].

Завершая свои размышления о понятии, принципах и технологических аспектах коучинга, мы считаем педагогически целесообразным применение коучингового подхода в персонифицированном воспитании детей. Он позволяет обогатить как теоретическую, так и практическую составляющие данного воспитательного взаимодействия. Очевидна необходимость более глубокого «погружения» педагогов-воспитателей в теорию и технологию коучинга.

Литература

  1. Аткинсон М. Достижение целей: Пошаговая система. – М., 2015.
  2. Аткинсон М. Жизнь в потоке: Коучинг. – М., 2016
  3. Аткинсон М. Мастерство жизни: Внутренняя динамика развития. – М., 2017.
  4. Введение в коучинг в образовании: рабочая тетрадь /сост. Н.Е. Гульчевская. – hppt://coachingineducation.ru.
  5. Гульчевская В.Г., Гульчевская Н.Е. Модель педагогического сопровождения и поддержки обучающихся в ходе урока на основе коучингового подхода //Урок, основанный на принципах и технологиях коучингового подхода (из опыта работы школ и педагогов) /под общ. ред. В.Г. Гульчевской. – Ростов н/Д, 2014. – С. 9-20.
  6. Роджерс К.Р. Становление личности. Взгляд на психотерапию. – М., 2001.
  7. Уитмор Д. Коучинг высокой эффективности. – М., 2005.

Добавить комментарий